понедельник, 7 октября 2013 г.

Был дан Приказ? Нет… Сердце – подсказало

Был дан Приказ? Нет… Сердце – подсказало

Самое интересное – именно сотрудники ФСИН России, приглашённые в качестве экспертов   пенитенциарных реформ в конференц-зал редакции «КП» - вполне понятливо  ответили на мой вопрос: причиной низкого уровня профессиональных (не говоря уже о «просто» человеческих) качеств её отдельных, вплоть до Первых лиц, сотрудников – только одна - отсутствие достойных кандидатов на, порой даже слишком часто, освобождающиеся должности.
Тем удивительнее и. что скрывать, приятнее - было моё недавнее знакомство с начальником СИзо-2 УФСИН по Брянской области подполковником Дмитрием Нестеровым. Точнее, даже не столько с ним, сколько с такими косвенными признаками присутствия рачительного Хозяина (понимающего, что сначала нужно посеять, а потом уже – жать…), как: прекрасно отделанные и выдержанные в спокойно-деловых тонах стены - в коридорах административного здания… красивые таблички с исчерпывающей информацией - на дверях кабинетов… мягко-уютные кресла - в кабинете самого Дмитрия Ивановича… доброжелательные улыбки прекрасной (причём – в самом прямом смысле…) половины коллектива и спокойно обстоятельные пояснения - его, так сказать, силовой части… и это в отношении абсолютно незнакомого человека, с единственно заслуживающей внимание «визиткой» - в виде 65-ти летней седины.
Между прочим, в медицине - так некоторые болезни диагностируют: если возбудителя обнаружить нельзя - наличие антител для борьбы с ним, практически, 100-прцентная гарантия его присутствия.
Пригласить к столу для совещаний…,  сесть,  при этом, напротив (а не остаться за рабочим столом…), дождаться пока, буквально свалившийся на голову (т.е. - без какого-либо предупреждения-согласования…) посетитель отведает ароматно-предложенного напитка и только потом (!!!) поинтересоваться – с чем он, собственно, пришёл….
По крайней мере из всех моих знакомых даже генералов – так поступает только начальник БелЮИ МВД России Игорь Амельчаков. Однако, он-то хоть – именно, знакомый…
Тогда, как - здесь…
Тем не менее, чай чаем, а дело – делом. Но и в этом – Дмитрий Иванович оказался на порядок оперативнее, чем я предполагал, выписывая двухдневную командировку: вопрос был решён буквально в течение нескольких минут.  Однако после этого, гостеприимный хозяин кабинета - удивил меня ещё раз: Вместо традиционного «Ну, приятно было познакомиться, а сейчас извините – у меня дела…» - Дмитрий Иванович прошёл к своему рабочему столу и  вернулся с небольшой красной папкой,  раскрыв которую – он, положив передо мной проект… элегантной часовни.
- Следственный изолятор, конечно, не исправительное учреждение – чуть ли не, извиняясь, пояснил он – хотя воспитательный отдел в нашем штате, есть и у нас. Так что, какие-то предварительные выводы в этом направлении мы всё-таки проводим. Но как бы там ни было, и среди нашего, постоянно меняющегося  контингента - встречаются люди, понимающие, что мирское наказанье ни в коем случае не подменяет наказания духовного.  И если работа наших воспитательных отделов помогает им в понимании дальнейшего соблюдения именно светских Законов, то о духовном прощении им нужно просить в несколько иных условиях. Предоставить которые осужденным, к общему сожалению, наше учреждение (в отличие от многих других, кстати…), увы - не может. Поскольку требуемое для этого культовое сооружение изначально предусмотрено в нём, попросту, не было. И вот наш Совет ветеранов обратился в местную Епархию Русской Православной Церкви и получил благословление архиепископа Брянского и … Владыки…   на возведение часовни внутри режимной территории изолятора. Понимая важность данного решения, архитектор … безвозмездно помог нам с необходимыми расчётами и согласованием будущего проекта. Но вот реализация его, пока так и остаётся в режиме поиска необходимых механизмов: в условиях чётко планируемого и, достаточно жёстко контролируемого финансирования нашего СИзо, как структурного подразделения   центрального Ведомства. Хотя, если бы это помогло всего только одному человеку из ста – и то, как мне кажется, наша инициатива стоит того, чтобы быть реализованным...
Я смотрел на этого удивительного Человека и невольно вспоминал слова апостола Павла: о том, что Слово, не подкреплённое конкретным Делом – всегда мертво...
Почему и, сколько б ни говорилось о реформах ФСИН - без таких вот, подвижников, воз так и оставался бы там, где он стоял с незапамятных времён. И если бы Центр всячески не тормозил работу таких вот, истинных Хозяев, тем же запрещением образования и расходования внебюджетных средств – и часовни бы, давно уже стояли, и трудотерапии в подсобных хозяйствах  развивались, и местное население в очередях бы, скажем, на те же автоуслуги стояло…. ан-нет! А как же тогда «руководящая» роль Центра… не говоря уже о рычагах воздействия на полностью зависимых от его «милости» региональных начальников: когда только от какого-то одного (!!!) ФСИН-чиновника зависит – будет стоять та же часовня или нет…
Независимость же – всегда чревата нелицеприятной критикой. Запретить которую, увы, будет уже нечем. А так – милое дело: чуть кто-то что-то вякнул… не в строчку – и тут же на голодный паёк его: ни тебе премий постоянному составу, ни дополнительных витамин -  в рацион переменного. В результате – бунты заключённых и никакого служебного рвения – подчинённых. С последующими жалобами, проверками и соответствующими оргвыводами: как это было убедительно продемонстрировано господином Реймером – фактическим доведением до смертельного инфаркта, не согласившегося участвовать в его мошеннических схемах, начальника белгородского УФСИН полковника Юрия Дмитракова (царство ему там теперь – небесное…).
Однако Обществу – далеко не безразлично подобное отношение руководства ФСИН России к своей непосредственной обязанности перед ним – исправлению выявленных (и временно – изолированных от него) отклонений в поведении отдельных его граждан. Причём – не дубинкой и штрафными изоляторами, где назначенные судом обязательные условия содержания осужденного – произвольно (???), то есть, как в 37-м, меняются волевым решением «особых» троек из числа всегда правой администрации исправительных колоний, но постоянной и кропотливой работой именно содержательного, а не наказа тельного характера. По полгода (!!!) держать Человека  в изолированной камере, не давая ему спать по 16 часов т после этого получать Почётные Грамоты за успешно-«воспитательную» работу – ну Вы меня простите: должен же быть какой-то предел даже надзирательному цинизму…
Кстати, в основание инициативы своих ветеранов, Дмитрий Иванович привёл весьма оригинальный довод: - легитимность именно духовного воспитания вернувшегося в Общество заключённого, в отличие от де-факто прекращённого воспитания мирского.
- Ну, посудите сами – не считает нужным скрывать свои чувства мой собеседник – ведь если  изолированный от Общества человек, привыкнет жить по заповедям своей Веры (в смысле – неважно: христианин ли приходит на исповедь к Иконе на стене часовни или мусульманин - расстилает молитвенный коврик там, где его застало время намаза…) – он и вернувшись в это Общество будет продолжать начатое в колонии или СИзо. Потому что отношение священника к нему, как к человеку Веры - будет точно таким же, как оно было до помещения в них, во время изолирования и после возвращения. Мирское же восприятие его, как Личности – будет в корне отличаться в этих его метаморфозах: так как отношения внутри тандема Человек-Общество до – не идёт ни в какое сравнение с соотношением Общество-Человек – после..
Я оценил тактичность подполковника начальника СИ-зо, умолчавшем о третьем звене этой цепочки: что такое отношения к Человеку внутри Системы. Когда за неправильно (!!!) повешенное полотенце, отсидевшему 8 лет Человеку, влепляют выговор, прекрасно понимая, что тем самым ставят крест на его досрочном освобождении (как впрочем, и на результатах многолетней воспитательной работы…) – я знал не понаслышке. Причём,  по мнению офицеров ФСИН из «особой» тройки - выговор этот, осужденный должен воспринимать, как оказанную ему особую милость.. Мог ведь и в ШИзо загреметь… суток эдак на 15, если б настроение у «воспитателей» было иным: указали б более «страшное» нарушение установленных ими же порядков, типа невыполнение законных требований администрации (подбор причин в этом случае – особым интеллектом, как видите, не блещет…) и привет. В Иркутске, вон, осужденный М. таким образом больше 300-т дней, не выходя из камеры, просидел: таблички только на двери меняли - с «ШИзо» на «Карцер» и все дела.
Впрочем – это уже из другой «оперы»… и о других «офицерах» ФСИН.
Лежащий же передо мной проект, не предусмотренной в СИзо, Часовни – лучше всяких объяснений убеждал, что зёрна настоящего офицерства могут повстречаться и в куче «неправильно-повешенных» плевел. Соответственно и я – попросил скопировать отдельные страницы проекта: с тем, чтобы помочь этому неравнодушному к своей жизненной позиции, Человека в его благородном деле – считать людей Людьми, вне зависимости от их положения в российском социуме.
Коль уж есть у него такое желание – значит, так тому и быть: и Часовне, и приходу её, и…
В чём, собственно так же уверен и Владыка Иренарх – Председатель Синодального отдела по тюремному служению: Не раз отмечавший успехи духовной составляющей в воспитательной работе колоний, со стороны священников РПЦ.
- На всё Господь – сказал он выслушав предложенную проблему… и, наверное – это правильно: хотя никто ещё не отменял и житейскую мудрость, что на Бога-то конечно можно и уповать… но и руки складывать только для молитвенного знамения – тоже негоже.
А потому…
Новозыбков СИзо-2 В.Г. Ятленко

http://www.pcdp.ru/viewpage.php?page_id=440

Православный центр духовной помощи и правовой защиты
pcdp.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий